В данных условиях молодая Нацполиция должна стать не тормозом общественного процесса, а его локомотивом и опорой

В данных условиях молодая Нацполиция должна стать не тормозом общественного процесса, а его локомотивом и опорой
68 ПЕРЕГЛЯДІВ

Противостояние полиции и народа это не горький украинский парадокс, а привычное социальное явление новейшей истории всего человечества. Во всяком случае, той его части, которую принято называть «свободным демократическим миром».

Как ни странно, у тоталитарных режимов этой проблемы нет. В Северной Корее, на Кубе или в Туркменистане никому не придет выйти на протест, потому что законы этих диктатур рассматривают любое инакомыслие, как преступление и измену.

В умершем СССР любая демонстрация несогласия с режимом была предсмертным подвигом, и у Политбюро хватало ума и возможностей не вмешивать в расправы работников МВД.

Люди в военной, а не милицейской форме разбили прикладами лица смельчакам, осудившим с Лобного Места оккупацию Чехословакии, и порвали автоматными очередями рабочую демонстрацию в Новочеркасске. А затем игра в оттепель закончилась, и высшей формой протеста стали политические анекдоты, рассказанные на собственной кухне.

О нашем военном враге, РФ, нечего и говорить, это страна «им. Кровавого Воскресенья», она не умеет существовать в условиях свободы, как это слово ни трактуй. Дети крепостных сильны стоянием на коленях и любовью к говорящему по-французски барину.

Молодой Национальной полиции страны следовало бы учиться на примерах нормальных стран, но там учиться, по большому счету, нечему. Эти страны сами с тревогой вглядываются в будущее.

В США, на родине рабочего движения, сто с лишним лет назад столкновения народа с полицией были чудовищными по размаху и жестокости. «Страна без аристократов» сама не успела понять, как это вышло, что на территории свободы и равных возможностей полицейские избивают своих соотечественников за то, что те недовольны размером заработной платы.

Сослаться на давность времени не получится. Во-первых, для истории сто лет назад это вчера. Во-вторых, ничего не изменилось, во время совсем недавней акции «захвати Уолл-стрит» плечистые американские копы наотмашь били дубинками студентов, рабочих и киноактеров и в упор заливали им глаза едким перечным газом.

Ужас заключается в том (и это касается не только США), что своим согражданам выбивают глаза те же люди, которые заслоняют их собой от ножа бандита, штурмуют уголовные притоны и меняют себя на захваченных заложников.

А еще спасают тонущих, уговаривают самоубийц на крышах небоскребов, принимают роды, вытаскивают котов из горящих квартир и делают многое другое.

Власть лишает национальных героев заслуженной славы, делая их врагами народа во время уличных протестов. Сейчас, на стыке эпох, самое время решить, как именно следует покончить с этим явлением.

В Древнем Риме за соблюдением закона и порядка следили центурионы, отставные легионеры, покрытые шрамами сорокалетние ветераны. Их мнение было абсолютным, решение непререкаемым, слово – законом.

Центурионы не носили мечей. Имелось в виду, что присутствие героя, воевавшего за Рим, само по себе исключает любое нарушение общественного порядка. Неповиновение центуриону каралось плетьми, сопротивление смертью, попытка убийства – смертью позорной и мучительной.

Античные примеры красивы, но бесполезны. Перед вызовами нового миллениума бессильны не только древние мифы, но и механизмы последних десятилетий, которые казались многократно проверенными и безотказными.

У полиции Украины, помимо общих, хватает и своих, чисто национальных, проблем.

Требование соответствовать нормам правового государства соседствует с прямыми приказами, нарушающими Конституцию страны и права ее граждан.

В условиях текущей войны и угрозы тотальных боевых действий не введены в действие законы военного времени.

Целые категории граждан приписали себе (не без формальных оснований) право на исключительность. Это не только депутаты, но и их помощники, журналисты, чиновники и руководители огромного числа общественных организаций.

Украинские копы, впервые в истории получившие шанс на доверие и любовь народа, вынуждены балансировать на тонкой грани всеобщего равенства перед законом и выборочной неприкосновенности. Хотя статья 7 раздела 2 Закона о полиции говорит о верховенстве права (а значит, вторичности всего остального).

Наводнившие страну военизированные организации и частные армии вызывают отдельное чувство тревоги. Некоторые из них имеют военно-патриотический характер, но, как говорил экс-президент Кучма, «хтось жеж їх фінансує», и этот простой аргумент до сих пор работает. Фраза «монополия на насилие» звучит жутковато, но не утратила своего значения и смысла. Монополия на насилие в свободной стране принадлежит полиции, и она не обязана его ни с кем ни делить, ни согласовывать.

Просочившиеся через фильтр люстрации «старые кадры» разлагающе действуют на молодых полицейских, заражая их животным ментовским цинизмом.

Наконец, больше всего Национальную полицию компрометируют игрища Прокуратуры и откровенная продажность судов всех уровней.

Реформа МВД, в отличие от многих других заявленных реформ, прошла на удивление успешно. Беда Национальной полиции Украины не в том, что она отстает, а в том, что на поколение опережает развитие всех остальных государственных институтов.

Украина лучшая в мире страна, но украинское государство в его нынешнем виде это уродливое постсоветское образование, лишенное настоящего и будущего. Его законодательная база нелепа и преступна, его Парламент это скопище циничных кооператоров, избалованных бесконтрольностью и безнаказанностью, а финансовая элита это выжившие криминальные авторитеты из 90-х годов прошлого века, разбавленные сынками руководителей советских обкомов.

Прямо сейчас мы переживаем спасительную агонию недобитой УССР. Это не предположение, Родина или в корне изменится, или умрет. А поскольку умереть мы ей не дадим, то в ближайшие месяцы нас ожидают огромные перемены.

В данных условиях молодая Нацполиция должна стать не тормозом общественного процесса, а его локомотивом и опорой.

Во-первых, ее нужно полностью избавить от такой функции, как подавление народных протестов. Статья 10 раздела 2 Закона о полиции гласит:

«Полиция в своей деятельности не зависит от решений, заявлений или позиций политических партий и общественных объединений».

Но это лишь декларация, на деле полиция становится участником и заложником чуть ли не всех политических процессов.

Охрану Президента, Парламента и Кабмина осуществляют специальные подразделения. Пусть они продолжают свою службу, но уже сняв форму украинских копов.

Если возможностей этих служб недостаточно, это может означать лишь одно. То, что протесты оправданы, народные ожидания обмануты, и пришло время смены власти.

Делать полицию живым щитом собственного безделья и воровства это отдельное преступление, которое должно быть предусмотрено законодательством Украины.

Освобожденная от карательных функций Национальная полиция должна «служить и защищать», как и гласит ее девиз. Бороться с преступлениями, предотвращать их, следить за общественным порядком и движением транспорта.

Занимаясь своим непосредственным делом, правоохранительная система может не только совершенствовать методы борьбы с криминалитетом, но и заниматься эффективным самоочищением.

Никто не идеализирует полицейский аппарат, он, мягко говоря, несовершенен и хорош только в сравнении с постсоветской моделью, которую сменил. То и дело всплывают факты «крышевания», рэкета и произвола.

Но назвать их массовыми повернется язык лишь у ровесников Украины. Все, кто старше, знают, что такое «ментура», не понаслышке.

Сейчас у полиции есть шанс уделить внимание той самой «внутренней безопасности», которой призвано заниматься специальное подразделение МВД.

Для этого ей, помимо проведения окончательной чистки своих же рядов, нужна бОльшая самостоятельность решений и свобода. От назначаемых каждым новым президентом «своих» министров, от устаревших процедур и методичек, от мэров, за каждым из которых десятки эпизодов присвоения и прямого воровства, и от многого другого.

Можно было бы говорить о принятии при необходимости новых законов, но уже существующие вполне хороши. Закон о Национальной полиции опережает украинское законодательство точно так же, как она сама опережает в развитии почти все структуры украинской государственности.

Статья 8 раздела 2 делает нормой работы законность.

Статья 2 раздела 1 четко определяет задачи полиции, тем самым отменяя и запрещая то, чем ее вынуждают заниматься.

Статьи 18 и 19 раздела 3 не оставляет шансов на разное понимание прав и обязанностей полицейского.

При соблюдении всех норм и положений Закона, Национальная полиция может и должна стать оплотом новой украинской законности, цивилизованной и по-европейски прозрачной (ст. 9 раздела 2). А бороться с несоблюдением закона это первейшая и главная задача полицейского аппарата.

Наиболее зрелый читатель обвинит такой подход в идеализме, но без доли идеализма не обходится ни одно доброе и новое дело. Э.М. Ремарк писал, что даже для того, чтобы полюбить женщину, нужно сохранить в сердце немного идеализма, мудрое всезнание порождает апатию и усталость души.

В конце концов, что может быть лучше, чем мускулистый идеалист в форме полиции родной страны?

Автор: Николай Нечипорук / Микола Нечипорук

Теги: Нацполиция,Нацполиция Украины,МВД, закон,армия,Национальная полиция Украины ,Парламент,криминальные авторитеты,МВД.,полицейские
Мої відео